?

Log in

Тоже про Мальчика

« previous entry | next entry »
Mar. 21st, 2016 | 09:00 pm

Голландцы или исключительные люди, или мне на них очень везет.
Я их мало знаю, а именно всего только старого Яна и Мартейна. Ян и Мартейн оба очень характерные люди, очень злые снаружи, почти бесцеремонные (хотя отлично воспитанные, то есть они как-то знают когда можно переходить границы, а границы они любят переходить, потому что так веселее), хитрые, умные, похотливые, знающие себе цену - короче чудесные люди.
Так получилось что месяц назад я подала заявку на одну крутую летнюю школу, и один из организаторов - голландец по имени Херт-Ян (Мартейн: "как там звали этого профессора? У него же было какое-то до постыдного голландское имя, вроде Михиля, да?" Нет, даже хуже) позвал меня в Неймехен на семинар по Хайдеггеру. Так как билеты в Голландию стоят отновительно дешево, а я создание любопытное шопиздец, я даже согласилась, и вот в пятницу я опоздала на свой поезд в Арнем (очень для меня характерно) и мне пришлось сделать крюк через Мёнхенгладбах и Венло. В Венло я запрыгнула в электричку, едущую в Неймехен, и за мной в нее же забежал Мальчик.
Я села, открыла ноут с Хайдеггером и зевнула.
"Так спать хочется?" - спросил на родном орочьем мальчик.
"Я не говорю по-нидерландски" - ответила я.
"А, извини - так спать хочется?" - спросил мальчик уже на английском.
"Да" - сказала я, и погрузилась в Хайдеггера.
Мальчик, тем временем, хоть и достал из портфеля статью, смотрел на меня. Нет, вот так: смотрел на меня. Я, подумав про себя что "это буквально третий голландец с которым я взаимодействую (продавцы и официанты не в счет), и он тоже какой-то, гм, странный, а может они все просто всей нацией упарываются, хотя эти все их национальные особенности характера намного интереснее марихуаны, и к ней не сводятся, гм", начинаю корчить читаемому Хайдеггеру рожи. Ну, не люблю я его.
Мальчику нравятся мои рожи, и он начинает смеяться. Ну конечно, я же отчасти за этим так и реагирую. Затем мальчки спрашивает о том, что мне там так не нравится.
Я говорю - да вот, читаю как один философ недопонял другого, как всегда и бывает в истории философии. Мальчика это очень веселит. Он спрашивает кто кого недопонял, я говорю что Хайдеггер Канта, что Хайдеггер вечно хочет всюду запихнуть свою "конечность" (в английском тут нет игры слов, а жаль), и мы умолкаем.
Я снова пытаюсь читать, но мальчик теперь на меня просто пялится.
Я поднимаю на него глаза - он смеется мне в лицо, я смеюсь в ответ. Думаю "может это я так влияю на голландцев?", и говорю "а ты любишь наблюдать за людьми".
Оказывается, что он будущий психиатр. Говорю "я тоже вот люблю наблюдать за людьми".
"Почему?"
И тут я делаю то, чего обычно не делаю - я не думая говорю "ну, когда я наблюдаю за людьми, я осознаю собственное превосходство". Это не совсем правда, но и не совсем неправда - наблюдая за людьми узнаешь о них достаточно много, и мне нравится узнвать о людях больше, чем они знают обо мне (знание - сила, все дела).
Маленького психиатра мой ответ интригует, и он расспрашивает меня. Отвечаю я ему честно - о том что мне в последнее время часто говорят что я какая-то особенная, и что меня это радует настолько же, насколько пугает, о видах высокомерия, о голландском языке (боги, боги, ну это же так красиво!), и мы смеемся - очень громко, так что на нас оглядываются. Он наблюдательная зараза, и задает очень каверзные вопросы. Но ему надо выходить - и я выхожу на его станции, она оказывается ближе к университету, почти на его территории. Он говорит, что доведет меня до нужного корпуса, и доводит, попутно расспрашивая о татуировке за ухом. Доведя меня до корпуса, он протягивает мне руку, и не хочет отпускать мою. Когда он наконец отпускает, я понимаю что не хочу прощаться совсем, и говорю "подожди, что же нам делать теперь? Дай мне твой телефон." Ну и у нас теперь есть телефоны друг друга, и я ему позвоню, когда туда поеду снова.

Вот не знаю, к чему это все. Но зато я поняла что голландцы мне нравятся куда больше даже когда они злее. Ну то есть они даже сердятся приятнее, потому что когда на тебя сердится немец, он почти что одолжение тебе своей злобой делает - "вот, все было хорошо, но пришел ты и сделал все неправильно, и теперь мне надо на тебя позлиться". Голландец просто даст тебе в глаз и искренне, от всей своей злой оранжевой душонки, пожелает тебе сифилиса. Это все же немного честнее.

Ну и вот старая голландская песня "сестры Карамазовы" про то как две бабки получили в наследство платья, не поделили их, и одна решила отравить другую. Приготовив отраву, она попробовала ее сама (чтоб точно получилось!) и умерла, а второй достались все платья))

Link | Leave a comment | Share

Comments {6}

Дианка

(no subject)

from: the_werevixen
date: Mar. 21st, 2016 08:37 pm (UTC)
Link

Да, точно.

Reply | Parent | Thread